Пятница, Ноября 17, 2017

Итак, «Расология» Владимира Авдеева признана экстремистской литературой и подлежит запрету и конфискации на всей территории России. Такое постановление вынес «21 апреля 2011 года Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Колпаковой А. В., при секретаре Климовой Э. С.». Разве не прекрасно, что мы являемся гражданами страны, в которой самый захолустный районный суд может заткнуть рот и сломать перо любому гражданину, запретив хождение на территории всей России любой неугодной литературы? Для этого достаточно всего-лишь заручиться нужной «экспертизой», а управляемый суд послушно проштампует волю начальства.

О заказном политическом преследовании выдающегося русского подвижника и популяризатора социоантропологической науки Владимира Авдеева я узнал прошлой осенью. Тогда прокуратура попыталась представить «Расологию» экстремистским материалом на основании экспертного заключеня кандидата педагогических наук, заведующего кафедрой социокультурного образования Института Регионального Развития Образования С. Т. Погорелова, который провел «социокультурное исследование» «Расологии». Однако, экспертиза Погорелова была настолько слаба, что суд, рассмотрев аргументы защиты, вынужден был ее выбросить. Тем не менее, дело не было прекращено, ибо, очевидно, приказ сверху должен быть выполнен любой ценой. На этот раз борцы с экстремизмом сделали беспроигрышный шаг – вместо экспертизы содержания книги, они заказали «психолого-лингвистическую экспертизу», проведенную «экспертом-психологом и экспертом-лингвистом Уральского регионального центра судебной экспертизы» («экспертом» стороны обвинения выступала некая А. М. Плотникова), которая выявила следующее (привожу дословно из решения суда, выделение мое):

«По результатам психологического исследования в книге не содержатся прямые высказывания в форме призывов к действиям против представителей какой-либо расы. Однако, в высказываниях использованы специальные языковые средства эмоционализации информации для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, негативных эмоциональных оценок и установок, которые могут способствовать формированию в сознании читателя побуждения к действиям против представителей какой-либо расы. Признаки пропаганды превосходства одной расы над другой в связи с соответствующей расовой принадлежностью в тексте книги представлены в подтекстовой форме, когда информация не содержится в самом тексте, но легко извлекается из него читателем с помощью применения автором специальных языковых средств. Содержание книги направлено на возбуждение расовой ненависти: чувства отвращения в отношении расовых, этнических, социальных групп. Согласно исследованию коммуникативной целью книги является настрой читателя на присоединение к авторской позиции расового неравенства и трансляции данной позиции другим людям.»

Из этой цитаты сведущему читателю должно быть совершенно ясно, почему я назвал такую «экспертизу» беспроигрышным шагом. Тогда как даже поверхностное непредвзятое изучение содержания книги в состоянии легко дизавуировать любые попытки притянуть «экстремизм» к труду Авдеева (что и было сделано в случае с «исследованием» Погорелова), то подобная «психолого-лингвистическая» экспертиза, особенно выполненная нечистоплотными людьми, подвизающимися на посылках у «правоохранителей» и зарабатывающих поиском мыслепреступлений в текстах неудобных исследователей, способна «найти признаки экстремизма» в чем угодно, лишь бы на то был заказ борцов с крамолой. Вся эта псевдонаучная, заумно написанная словесная шелуха – «специальные языковые средства эмоционализации информации», «подтекстовая форма», «коммуникативная цель» – представляет собой неумелую попытку, грубо говоря, запудрить мозги читателю, создать впечатление напрочь отсутствующего содержания. Не будем мелочиться, но три наиболее древние, влиятельные и распространенные книги нашего мира, Ветхий Завет, Коран и Тора, с легкостью могут – и должны, если следовать логике борцов с экстремизмом – быть определены «экстремистскими» и предназначены к повсеместному запрету. Приведенная выше цитата из судебного решения с легкостью подходит к содержанию этих столпов человеческой цивилизации; более того, эти книги содержат несравнимо более откровенные призывы к насилию в отношении лиц, принадлежащих к иным расово-этническим группам или придерживающихся иной религии; и если бы в намерения «борцов с экстремизмом» действительно входило бы следование федеральному закону об экстремизме, то начинать нужно было бы именно с этих книг. Но, очевидно, такое дело не по зубам прокурорской сошке, мечтающей перебраться на более высокий шесток в своей иерархии в результате успешно завершенного дела.

Почему я так неуважительно отзываюсь о наших «экспертах»-лингвистах? Да потому что они стоят в таком же отношении к науке, как кишечные паразиты к организму-хозяину. Как паразиты выделяют иммуносупрессивные факторы для предотвращения своего отторжения, так и эти люди прикрываются фиговыми листками своих степеней и публикаций, чтобы создать впечатление, что их оплачиваемая деятельность на посылках у кривохранительных органов имеет отношение к науке, что их «исследования» и «экспертизы» представляют собой нечто большее, чем банальное очернение, крик «ересь!» как в средневековой Европе. Они, все эти погореловы и плотниковы, ученые ровно настолько же, насколько судебные психиатры советской карательной медицины являлись врачами. Своей службой насквозь прогнившему и коррумпированному чудовищу, в которое сегодня превратилась юстиция в России, они дискредитируют как себя в качестве потенциально уважаемых специалистов и членов общества, так и те области человеческого знания, к которым они полагают себя принадлежащими.

Безусловно, бывают ситуации, когда печатное слово несет угрозу – когда право свободы речи нивелирует или ставит под прямую угрозу права более высокого порядка – как, например, право на жизнь или здоровье граждан. Поэтому даже в Соединенных Штатах, с их почти абсолютной свободой слова, существуют ограничения. Но ими ограничивается речь, вредоносность которой понятна любому дееспособному гражданину – прямые призывы к убийствам или к нанесению прямого и очевидного вреда того или иного рода. Такие случаи для оценки не требуют ничего, кроме здравого смысла. Когда же речь заходит о привлечении «экспертов» для обнаружения «опасности», содержащейся в документе, то все, читай речь идет о поиске мыслепреступлений, крамолы и ереси. Что же касается работы Авдеева, крайне информационно-содержательной и уравновешенной, несмотря на остроту обсуждаемых вопросов и сенситивности темы, то даже эти так называемые эксперты и судья не обнаружили ничего подобного: «По результатам лингвистического анализа материалы книги не содержат высказывания, грамматически оформленные как призывы к насильственным или иным противоправным действиям в отношении представителей какой-либо расы со стороны представителей другой расы.» Казалось бы все, дело в печку, но нет, уже в следующем предложении мы видим прямую ложь, основанную на мнении «эксперта»: «В своей книге Авдеев В. Б. пропагандирует идеи превосходства европеоидной расы над другими и превосходства ряда народов над другими народами.» Я прочитал книгу Авдеева от корки до корки и утверждаю, что мнение «эксперта» Плотниковой или кто там еще создавал этот пасквиль, необоснованно. Дальше же, прямо в следующем предложении, мы имеем удовольствие наблюдать вопиющую интеллектуальную убогость лица, составлявшего данное решение суда:

Коммуникативная цель книги направлена на информирование читателей о возможности создания новой расы, то есть на внедрение в общественное сознание идей о неравенстве рас, превосходстве одной расы над другой и формирование ценностных ориентации и установок, негативного эмоционально-смыслового отношения читателя к «низшим» расам через информирование о генетически присущих им или социально обусловленных отрицательных свойствах.»

Удивительной силы умозаключение! Каким образом из «информирования читателей о возможности создания новой расы» следует вот это «то есть на внедрение в общественное сознание идей о неравенстве рас, превосходстве одной расы над другой и...». Как, почему, какой логикой связана возможность появления новой разновидности человека в результате естественной или искусственной эволюции и та чушь, которая следует после запятой? Как связано «неравенство рас» с «превосходством одной расы над другой»? Каким мерилом суд измерял это неравенство или равенство? Африканцы в среднем являются лучшими бегунами, чем северо-восточные азиаты, но худшими пловцами, чем европейцы в силу небольших, но измеримых анатомических различий. Кто из них превосходит кого? Увы, этот бред содержится в официальном решении суда.

Еще один замечательный фрагмент: «По мнению эксперта, все элементы конструкции текста направлены на возбуждение расовой розни и установления расового превосходства.» Здесь мы имеем то самое мнение нечистоплотного «эксперта», которое каким-то образом превратилось в «доказательство». Эксперт заблуждается, автор никаким образом не пропагандирует идею расового превосходства. Да, автор акцентирует внимание на народах европейской расовой ветви, по естественной причине своей принадлежности к ней, принадлежности к великой ветви человечества. Если уж на то пошло, если измерять «неравенство» между расами историческими цивилизационными достижениями или средним уровнем интеллекта, то пальму первенства следует отдать отнюдь не европейцам, а выходцам из северо-восточной Азии, в частности, китайцам, чья цивилизация намного древнее европейской, и чей коэффициент интеллекта выше. Следующее предложение «Идею расового превосходства автор аргументирует существующими различиями между представителями разных рас по цвету кожи, объему головного мозга, приобщенности к культуре, наличием лидерских качеств. Такое информирование направлено на формирование у читателя негативной оценки одних рас по отношению к другим.» Интересно, суд полагает сам факт информирования о различиях между расовыми группами предосудительным? Информирование какого рода может гарантировать, что ни у кого из читателей не сформируются негативных оценок «одних рас по отношению к другим»? Не имеет ли этот суд в виду, что информирование о различиях между человеческими группами вообще нежелательно? Может быть, его стоит запретить? Заодно запретив все исследования в этой области? И сами науки, занимающиеся исключительно различиями между расово-этническими группами людей? Антропологию с популяционной генетикой, а также этническую медицину, изучающую особенности терапии лиц, принадлежащих к разным группам?

Дальше идет следующий пассаж: «При этом, в книге используются различные приемы убеждения читателя в правоте позиции автора о неравенстве рас и расовом превосходстве, в том числе: цитация, иллюстрация, акцентирование отдельных слов, использование негативно окрашенных слов и образных сравнений.» Если мы на минутку отвлечемся от предмета книги, то много ли научно-популярных книг известно читателю, авторы которых не используют «цитацию, иллюстрацию, акцентирование отдельных слов, использование негативно окрашенных слов и образных сравнений.» для доказательства своих тезисов (но «Расология» отнюдь не занимается убеждением читателей в неравенстве рас и расовом превосходстве – это ложь)? В следующем предложении судья снова продемонстрировала мощь своего интеллекта. «В заключении имеется собственная оценка автора представителей разных рас как побуждения читателей в правильности и целесообразности авторских взглядов.» Я не смог понять, что означает это нагромождение слов. Но, должно быть, это что-то важное, потому что оно является «доказательством» преступления Авдеева:

«Таким образом, вышеуказанным доказательством в полной мере подтверждён факт того, что рассматриваемые информационные материалы являются экстремистскими в их легитимном определении, данном Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности», поскольку направлены на пропаганду исключительности, превосходства и неполноценности человека по признаку его расовой и национальной принадлежности. Распространение указанных информационных материалов может привести к внедрению в общественное сознание широкого круга лиц - читателей, авторских идей и сформировать определенные установки, касающиеся идей неполноценности ряда народов по сравнению с другими народами.»

Из последнего предложения выше, по-моему, однозначно следует, что суд полагает себя вправе определять какие именно идеи желательно внедрять в сознание людей, а какие – нежелательно. Но не берет ли этот суд на себя слишком много? Не нарушается ли тем самым фундаментальное право на свободу мысли? Но это все риторические вопросы, ответа на которые нам не дождаться.

Вкратце рассмотрим хронологию дела и приемы, использованные прокуратурой и судом для достижения запланированного результата:

1. Прокуратура заводит дело. Несмотря на то, что по выходу первого издания автор в 2006 году предусмотрительно заручился заключением прокурорской проверки, что в книге отсутствует «разжигание», «представитель ГУВД по Свердловской области ... доводы Авдеева В. Б. о наличии постановления Симановской прокуратуры г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам экстремизма, - считает несостоятельными в связи с переизданием книги в новой редакции от 2007 г.»

2. Судья отвергает многочисленные экспертизы защиты и положительные рецензии, поскольку «фактически указанные рецензии были посвящены анализу структуры книги и научности содержания, а не изучали присутствие или отсутствие высказываний направленных на принижение или возвеличивание рас.» Но суд вынужден отвергнуть и крайне безграмотную и лживую экспертизу обвинения, выполненную Погореловым. «В связи с обнаружением в ходе судебного заседания ... неполноты проведённого первичного экспертного исследования, по делу была проведена дополнительная судебная психолого-лингвистическая экспертиза.» Я так понимаю, что на этот раз прокуратура нашла себе более способных холуев в виде Уральского регионального центра судебной экспертизы и лично «эксперта-лингвиста» Плотниковой А. М..

3. Судья отвергает контрэкспертизу защиты, выполненную «доктором филологических наук, профессором кафедры массовых коммуникаций ГОУ ВПО города Москвы «Московский государственный педагогический университет» Борисовой Е. Г.» Ее «суд не может принять во внимание, поскольку выводы рецензента сделаны вне пределов судебного заседания; непосредственно в судебном заседании привлеченный судом судебный эксперт Плотникова А. М. данную рецензию опровергла. Квалификация и степень владения рецензентом Борисовой Е. Г. исследуемой темой психо - лингвистического исследования в судебном заседании подтверждена не была.» Вот так-то. Что же, это недоработка защиты.

4. Отвергая доводы защиты, что речь идет о свободе речи, судья вначале притягивает репрессивную ч. 2 ст. 29 Конституции РФ как имеющую приоритет перед правом на свободу речи, а затем делает кульбит и ссылается на европейские прецеденты, накладывающие разного рода ограничения. Что ж тут мелочиться. Если заимствовать что у Европы, то это непременно должно быть наихудшим. Практически по всей Западной Европе людей, причем зачастую специалистов высочайшего класса, сажают в тюрьмы за «мыслепреступления», за выражение сомнений в полноте и правдивости определенных исторических фактов. В Испании, Франции и Германии сжигают книги неугодных авторов. Загнивание перекинулось и за океан: на канадской границе изымаются и уничтожаются тиражи книг «запрещенных авторов» . Костры из книг, как во времена Савонаролы, на площадях не горят, все гораздо аккуратнее и эффективнее, используются специальные инцинераторы в специальных помещениях. Зачем привлекать внимание к столь позорному действу? Вдруг кто заинтересуется? И правда, не отставать же России от столь впечатляющих достижений Запада?

5. «суд отклоняет доводы представителя Авдеева В.Б. о его непричастности к воспроизводимым цитатам из чужих расистских учений и соглашается с позицией заявителя Прокурора Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга о том, что идеи и высказывания данной книги как принадлежащие самому Авдееву В. Б., так и процитированные им из различных иных источников были воспроизведены без какого-либо отрицательного комментария, что фактически равносильно подстрекательству к неуважению к представителям «не белой» расы вообще, но особенно людей «не обладающих расовой чистотой», описываемых Авдеевым В. Б. как принадлежащих к низшей, не дочеловеческой расе». Здесь важный момент. Теперь, оказывается, отсутствие отрицательных комментариев к цитатам из определенного рода источников является преступлением – «подстрекательством». Интересно, каким законодательным актом руководствовалась судья Колпакова? И какой закон криминализирует вышеупомянутое «неуважение»? Какой закон криминализирует «подстрекательство к неуважению»? В чем здесь состав преступления? Эй, судья Колпакова, вы не желаете обосновать свои слова?

Вот, собственно и все. Мартышкин суд вынес решение. Выдающийся научный труд запрещен. Однако нельзя сдаваться, пусть иногда и кажется, что сумерки становятся все более непроглядными. Так бывает всегда перед рассветом.

Роман Фролов,
д-р биол. наук

AddThis Social Bookmark Button

Комментарии  

 
# RE: О запрете «Расологии» 27.10.2011 11:53
Жуть бредятина какая, правда Мартышкин суд. Обязательно найду и прочитаю эту книгу!
 
 
# RE: О запрете «Расологии» 27.10.2011 12:25
Читаю вступление и, кажется, понимаю, чего это все так всполошились. Автор просто хороший... эм... природовед. Он понимает, что естественный отбор и борьба за своё существование была есть и будет везде и всегда. Человеческое общество - не исключение. Но призыв "живи, борись за свою жизнь!" в корне отличается от современной политике большинства цивилизованных стран: "потребляй и не вмешивайся", позволяющей растить плантации стандартизирова нный человеко-кабачков. Но и опасность того, что некоторым индивидам интеллектом не обременённым эта книга может послужить призывом к агрессивным действиям. Но это неоперабельная особенность личности - когда вместо того, чтобы совершенствоват ь себя и помогать в личностном росте окружающим начинают гадить жизнь тем, кто по факту успешнее приспосабливает ся к жизни.
 
 
# О запрете «Расологии»Zlata 27.10.2011 14:02
Цитирую "Но не берет ли этот суд на себя слишком много? Не нарушается ли тем самым фундаментальное право на свободу мысли? Но это все риторические вопросы, ответа на которые нам не дождаться"
Очень жаль, что все эти вопросы риторические! Я бы с удовольствием подписалась под какой-нибудь петицией в защиту "Расологии" или как-нибудь по другому поддержала Авдеева. Я хочу сама решать, какие книги мне читать! Если Авдеев не прав - опровергните его научными методами, тогда его забудут.
 

Авторизация

Простая регистрация на сайте позволит Вам писать комментарии, читать тексты for friend only, ну.. и т.д.

Поблагодарить автора

Присутствуют:

Сейчас 248 гостей онлайн

Яндекс.Метрика